23:10 

Сергей Кавтарадзе

ДИСКУРС И ПИЗДЁЖ
В последнее время многих не покидает ощущение, что значительная часть наших сограждан оказалась глупее, чем мы привыкли думать. По крайней мере, когда разговор начинает касаться последних политических событий, с ними практически невозможно вести обычный диалог. Нельзя удержать беседу в векторе привычной линейной логики, поскольку оппонент легко меняет тему, не отвечает на поставленные вопросы, не реагирует на аргументы, игнорирует очевидные факты и легко путает логические уровни, не говоря о пренебрежении причинно-следственными связями и даже простой очередностью событий.
Однако нужно заметить, что это какое-то странное поглупение, совершенно не заметное, когда речь идет о практических, непосредственно касающихся человека вопросов. Каким-то волшебным образом возвращаются и память, и возможность четко следовать логике, и способность просчитывать последствия собственных действий.
Для объяснения данного феномена я предлагаю гипотезу, согласно которой в России следует говорить не только о дискурсе, но и об альтернативной ему социальной практике, известной как «пиздёж» (в дальнейшем – П.). Надо сразу отметить, что здесь подразумевается лишь одно из двух значений данного термина, а именно - ни к чему не обязывающий разговор, «пустой трёп». Второй смысл – «заведомая неправда» - в данном случае рассмотрен не будет.
П. – это чисто мужской ритуал. Разумеется, у женщин есть свои аналоги данной практики, однако они существуют по собственным законам и принципиально не могут быть изучены исследователем-мужчиной, ибо, как в квантовой механике, само наличие наблюдателя (из иного гендера) искажает ход события.
Напротив, женщинам совершенно не возбраняется быть свидетельницами процесса П., при условии, что они не вмешиваются в так называемый «мужской разговор». Это нелегкое для них испытание вознаграждается тем, что женщина становится субъектом, к которому П. прямо не обращен, но на который участники данного ритуала стараются произвести впечатление.
Несмотря на формальное сходство, процесс П. отличен от дискурса, а в некоторых аспектах прямо ему противоположен. Если обратиться к такому понятию, как «дискурсивное поле», по определению представляющему некую интеллигибельную плоскость, то П. скорее разворачивается в трехмерном пространстве, где дополнительным измерением выступает интеллектуальный уровень содержания высказываний. Такая координата, разумеется, присутствует и в дискурсе, однако, ничем не ограничиваемая, как правило, не принимается во внимание. В пространстве П. же, как раз «горизонтальные» тематические границы могут быть максимально размыты, так как в принципе не имеют никакого значения, а вот интеллектуальный уровень обозначается достаточно жестко и устанавливается на уровне, заведомо более низком, нежели способности самого слабого в умственном отношении из участников ритуала.
Главное отличие П. от дискурса состоит в том, что затрагиваемые в нем темы могут быть совершенно произвольными, ход речи абсолютно любым, в том числе формально логичным или, напротив, шокирующее абсурдным, но конечные суждения, к которым обязаны придти участники, известны заранее и предопределены традицией. В этом смысле П. можно уподобить идее парадоксального лабиринта, очень сложного и запутанного, однако не позволяющего заблудиться и неотвратимо приводящего к одному и тому же Минотавру.
Смысл данной социальной практики достаточно прост и имеет глубокие архаические корни. Участие в нем – способ стать Своим, доказать иным Своим, что ты один из них, что знаешь Правила (Понятия), и готов приносить ритуальные жертвы («выкуп») за право быть членом сообщества. Как в некоторых религиях, это жертва словом, готовность при-дуриваться, «прикидываться шлангом» и т.п. Именно по этой причине в пространстве П. устанавливается нарочито низкая интеллектуальная планка. Каждый участник должен ментально «пригнуться», склониться, чтобы оказаться в данном пространстве. «Слишком умный», не понимающий, что П. – это не дискурс, автоматически позиционарует себя в качестве Чужого.
Так же и «истины», к которым неизбежно приводит всякий П., это негативные дифиниции, через отказ от которых Свои идентифицируют собственное сообщество. Они не «пиндосы», потому что «пиндосы» тупые. Они не «пидоры», потому что «пидоры» пассивны в сексе. Они не «бабы» - по той же причине (этот вывод лучше озвучивать в отсутствие наблюдателей-женщин). Они не «хачи», ибо славяне. Не «укропы», так как «против фашистов» и не хотят в «гейропу».
П. – не трудная в исполнении социальная практика. Однако он требует понимания сути процесса, а к этому оказывается не просто прийти. Парадокс и главная трудность заключается в том, что чем больше у человека интеллектуальный потенциал, тем дольше его путь в Свои, так как необходимость участия в неумном, на поверхностный взгляд, П. должна быть скорее прочувствована, нежели постигнута ментально. Постижене искусства П. скорее происходит в соответствующих коллективах. Собственно, главная, хотя и негласная функция всеобщей воинской повинности состоит не в военной подготовке, а в массовом и эффективном обучении этому мужскому ритуалу.
Нужно отметить, что хотя тематические границы П. весьма обширны, они совершенно определенны в том смысле, что содержание любых речей не должно непосредственно касаться кого-либо из участников. Если вдруг выяснится, что кто-то из Своих нуждается в конкретном совете, скажем, каким материалом покрыть крышу на даче или где купить на замену ремень газораспределительного механизма в автомобиль, то П. немедленно перейдет в дискурс, участники которого продемонстрируют и здравый смысл и завидную компетентность.
Вероятно, именно то, что внешнеполитические события воспринимаются Своими как нечто достаточно абстрактное, далеко не столь актуальное, как поломка машины или протечка крыши, с ними не удается вести нормальный диалог. То есть тот, кто видит себя в поле дискурса, наталкивается на участника П. В таких обстоятельствах не срабатывает никакая система аргументов, равно как и предъявление фактов. Более того, интеллектуальное превосходство и эрудиция сработают против их обладателя, поскольку автоматически переведут его в статус Чужого. Вероятно, такие коллизии неизбежно разрешаются сами собой, правда, дорогой ценой. Мышление в пространстве П. неизбежно приводит к тому что внешнеполитические события становятся вполне актуальными, Свои начинают чувствовать их непосредственно, «на собственной шкуре». В этот момент П. прекращается. Возможно, слишком поздно.


www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=42205...

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

путешествие в параллельные миры

главная